Слепая совесть нэльте


Читать Слепая совесть - Нэльте Нидейла - Страница 1

Нидейла Нэльте

СЛЕПАЯ СОВЕСТЬ

ПРОЛОГ

Из лекции кандидата геокосмических наук Марата Броунера

Институт внеземных цивилизаций

Слепые Стражи — пожалуй, самые удивительные и необъяснимые создания мира Ай-Йован. Слепые в привычном смысле слова, они удивительным образом умеют видеть самую суть всего, с чем соприкасаются, и остаются, вероятно, наиболее сильной армией не только своего мира, но и всей Галактики. Слепого Стража нереально застать врасплох ни с каким оружием, а их преданность императору вошла в легенды. Именно они стоят на защите экваториальной границы Ай-Йована, и если с женщинами Йована договориться возможно, то дальше не проникал никто и никогда.

Галактическая техника и галактическое оружие выходят там из строя, а метеороидные кольца неизученной природы вокруг звездной системы не только затрудняют связь, но и делают планету неприступной для нашего оружия. Корабли теряют управление, даже полностью автоматизированные, которые будто бы должны высчитывать безопасный путь.

Имеется и еще одна странность: уникальный мир был открыт совсем недавно, планета никогда не подлежала колонизации, и остается необъяснимым, откуда на ней взялись люди, биологически абсолютно совместимые с людьми Земли.

Связь с последним кораблем Альянса, который женщины Йована допустили на материк, оборвалась чуть больше десятилетия назад. В течение нескольких лет посланникам удавалось сохранять дружественный контакт с местными жителями, и вот в один момент все рухнуло. А двойной мир остается для нас загадкой и по сей день.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Медленное, плавное пробуждение после длительного, многолетнего сна. Состояние накопления информации прервано смутным ощущением тревоги, пришедшим по ниточкам, которые она недавно научилась различать.

Образы постепенно стекаются, группируются, расстанавливаются на места. Теперь она знает гораздо больше, чем тогда, много лет назад. И все равно недостаточно.

Но медлить нельзя, необходимо успеть. Быстрое сканирование пространства помогает определиться с направлением и внешностью. Цель пока еще туманна, но с приближением прояснится.

Она выныривает из состояния покоя, трансформируется, приобретая женские черты. Здесь и сейчас это наиболее выгодный облик.

Охотница выходит на охоту…

Дарсаль

— Скажи, Дарсаль, готов ли ты служить без остатка? — Впервые ритуальная фраза из уст самого императора звучит лично для меня.

Преклоняю колено, склоняю голову, сдерживая поднимающуюся в душе радость:

— Всегда, мой повелитель. Все, что потребуется.

Слепые Стражи не могут видеть императора — только бесцветным обликом, но сегодня мне не удалось нащупать даже его взгляд. Как и положено, не размышляю об этом. Мое призвание — служить, и ничего более.

— Хорошо. — Иллариандр отступает от этикета, наверное, это добрый знак.

Опускается на массивное сиденье — гибрид трона и удобного кресла, то ли рассматривая меня, то ли советуясь с ментальщиками. Ощупываю взглядом доступное из моего положения пространство. В зале, кроме нас, никого, хотя в одном из углов чудится скрытое движение. Оно не несет угрозы, отсвечивая незримой меткой императора, поэтому молчу.

— Хорошо, Дарсаль, — повторяет Иллариандр слегка изменившимся тоном, на ум приходит картина сложенных в замок рук, небрежно вытянутых ног. — Тебе поручается особая миссия. Ты поедешь со мной в Йован. За будущей императрицей.

— Счастлив служить, мой повелитель!

Мне с трудом удается скрыть изумление. Женщины, рожденные в Айо, не могут зачать от императора. Что-то происходит с их аурой, она покрывается разводами и деструктивными узорами. А кроме того, на женскую ауру нельзя поставить метку императора.

Поэтому по давней традиции жену, мать наследника, он привезет из второго мира Ай-Йована — мира Йован, где правят женщины. А мне, видящему не внешность, но суть, предстоит проверить, достойна ли его избранница стать императрицей.

— Выбирай хорошенько, Дарсаль. Ты будешь отвечать за нее.

— Конечно, мой повелитель.

Я бы даже помыслить не мог выбрать плохо, не приложив всех знаний и умений! Но фраза «отвечать за нее» — ритуальная. Неужели мне предстоит стать личным стражем императрицы?!

— Свободен, Дарсаль.

Киваю по этикету, поднимаюсь. Прощаюсь с императором. В зал кто-то входит — слышу запах мужских благовоний, вижу метку на ауре, с ней порядок. Настраиваюсь, тонкая линия безопасного пути, сияющий контур двери и других выходов, какие нас обучали видеть. Покидаю тронный зал.

С тех пор как много лет назад отца обвинили в измене, большинство возможностей, открытых с детства Слепым Стражам, стали для меня недоступны. Лишь сильные способности, из-за которых восьмилетнего мальчишку некогда забрали на обучение вопреки родительской воле, позволили сыну изменника войти в личную гвардию императора Иллариандра.

Император никогда не выделял меня среди прочих. В то время как бывшие соученики давно уже обзавелись собственными отрядами или получали личные секретные задания, мне пришлось смириться с тем, что так и останусь навсегда лишь рядовым Стражем. В любом случае это почетнее, нежели стеречь границы.

И вот теперь… Личный вызов императора! Возможно, он увидел мою верность, возможно, ментальщики наконец сняли с меня наблюдение, убедившись, что я абсолютно предан Айо! Сердце радостно стучит, как в далеком детстве, когда мир еще был полон ярких красок, не скрытых особым зрением Слепых Стражей.

— Поздравляю, Дарсаль.

Надо же, я почти расслабился. Давно со мной такого не случалось. Не пропустил приближение императорского распорядителя, но позволил положить руку на плечо. Поворачиваю к нему лицо, чуть прищуриваюсь. Такой взгляд моих незрячих глаз всех пробирает. Уж не знаю почему.

— Э-э-э… простите, эр Дарсаль. — Викерий резко убирает руку, красно-коричневые язычки страха пробегают по ауре. Грязно-зеленая змейка недобрых мыслей. Усмехаюсь — моя усмешка тоже не сахар, за все годы пренебрежения и подозрений натренировал. — Эрлар Иллариандр велел ознакомить вас с предстоящей поездкой, выдать дополнительные комплекты формы и оружия…

— Ознакомь, — соглашаюсь я.

Аура передает несмелый кивок, желтые заискивающие струйки стелются из губ. Отворачиваюсь. Тошно.

Будто кто-то не знает расписания поездки или своих обязанностей. Слушаю, в чье подчинение меня отдают. С удивлением обнаруживаю: фактически подчиняюсь только Лийту, командиру Стражей, отвечающему за безопасность всего похода. Да и то с большими привилегиями. Практически неотступно буду при императоре. Рассматривать для него девушек, не иначе.

Снова криво усмехаюсь, ладони привычно жжет. Даже смотреть не нужно, чтобы увидеть свечение, которое от них исходит. Викерий слегка отступает:

— Эр Дарсаль, я вас чем-нибудь разгневал?

— Нет.

Не люблю длинных разговоров, голова потом болит от разноцветия темных мыслей, которые проносятся в ответ у собеседников. Наверное, хорошо, что они не знают, как мы их видим.

Распорядитель заводит меня в свою приемную. Люблю, когда они говорят заученное. Речь стелется ровным фиолетовым фоном. Красота.

Озвучивает маршрут, количество сопровождающих и что там еще необходимо знать Стражу. Наконец подает бумагу. Внизу сияет желтая метка печати, снова вызываю омаа — свечение пальца, на этот раз контролируемое. Прикладываю к ней, пока узор не складывается в мою личную метку. Подпись поставлена. Проверяю на ощупь все выданное в дорогу, оставляю лир для посыльного, чтобы доставил домой. Ухожу под облегченный голубой дымок.

У меня всего пара дней, хотя поездка в Йован планируется уже давно, декады три. Правда, об истинной цели не говорится. Пресекаю мысли о том, почему меня позвали в самый последний момент. Не положено Стражу об этом задумываться.

online-knigi.com

Слепая Совесть

Первая книга цикла "Слепой Страж". Всего книг будет не менее двух и не более трёх ))      

***КНИГА ОКОНЧЕНА! БУДУ РАДА ВАШИМ ОТЗЫВАМ ЗДЕСЬ И НА СТРАНИЦЕ КНИГИ! https://feisovet.ru/магазин/Слепая-совесть-Нидейла-Нэльте

         Ваш отклик – лучший стимул и вдохновение! ))         ЧЕРНОВИК!      СЛЕПАЯ СОВЕСТЬ   

      Пролог

«Слепые Стражи – пожалуй, самые удивительные и необъяснимые создания мира Ай-Йован. Слепые в привычном смысле слова, они удивительным образом умеют видеть самую суть всего, с чем соприкасаются, и остаются, вероятно, наиболее сильной армией не только своего мира, но и всей Галактики. Слепого Стража невозможно застать врасплох ни с каким оружием, а их преданность Императору вошла в легенды. Именно они стоят на защите экваториальной границы Ай-Йована, и если с женщинами Йована договориться возможно, то дальше не проникал никто и никогда.    Галактическая техника и галактическое оружие выходят там из строя, а метеороидные кольца неизученной природы вокруг звёздной системы не только затрудняют связь, но и делают планету неприступной для нашего оружия. Корабли теряют управление, даже полностью автоматизированные.   Имеется и ещё одна странность: уникальный мир был открыт совсем недавно, планета никогда не подлежала колонизации, и остаётся необъяснимым, откуда на ней взялись люди, биологически абсолютно совместимые с людьми Земли.   Связь с последним кораблём Альянса, который женщины Йована допустили на материк, оборвалась чуть больше десятилетия назад. В течение нескольких лет посланникам удавалось сохранять дружественный контакт с местными жителями, и вот в один момент всё рухнуло. А двойной мир остаётся для нас загадкой и по сей день.»   Из лекции кандидата геокосмических наук Марата Броунера,    Институт Внеземных Цивилизаций.   

   Глава первая

***

Медленное, плавное пробуждение после длительного, многолетнего сна. Состояние накопления информации прервано смутным ощущением тревоги, пришедшим по ниточкам, которые она недавно научилась различать.   Образы постепенно стекаются, группируются, расстанавливаются на места. Теперь она знает гораздо больше, чем тогда, много лет назад. И всё равно недостаточно.   Но медлить нельзя, необходимо успеть. Быстрое сканирование пространства помогает определиться с направлением и внешностью. Цель пока ещё туманна, но с приближением прояснится.   Она выходит из состояния покоя, трансформируется, приобретая женские черты. Здесь и сейчас это наиболее выгодный облик.   Охотница выходит на охоту...      Дарсаль   – Скажи, Дарсаль, готов ли ты служить без остатка? – впервые ритуальная фраза из уст самого императора звучит лично для меня. Преклоняю колено, склоняю голову, сдерживая поднимающуюся в душе радость:   – Всегда, мой повелитель. Всё, что потребуется.   Слепые Стражи не могут видеть императора – только бесцветным обликом, но сегодня мне не удалось нащупать даже его взгляд. Как и положено, не размышляю об этом. Моё призвание – служить, и ничего более.    – Хорошо, – Иллариандр отступает от этикета, наверное, это добрый знак. Опускается на массивное сидение – гибрид трона и удобного кресла, то ли рассматривая меня, то ли советуясь с ментальщиками. Ощупываю взглядом доступное из моего положения пространство. В зале кроме нас никого, хотя в одном из углов чудится скрытое движение. Оно не несёт угрозы, отсвечивая незримой меткой Императора, поэтому молчу.   – Хорошо, Дарсаль, – повторяет Иллариандр слегка изменившимся тоном, на ум приходит картина сложенных в замок рук, небрежно вытянутых ног. – Тебе поручается особая миссия. Ты поедешь со мной в Йован. За будущей императрицей.   – Счастлив служить, мой повелитель! – с трудом удаётся скрыть изумление. Женщины, рождённые в Айо, не могут зачать от императора. Что-то происходит со их аурой, она покрывается разводами и деструктивными узорами. А кроме того, на женскую ауру нельзя поставить метку Императора.   Поэтому, по давней традиции, жену, мать наследника, он привезёт из Второго мира Ай-Йована, – мира Йован, где правят женщины. А мне, видящему не внешность, но суть, предстоит проверить, достойна ли его избранница стать императрицей.   – Выбирай хорошенько, Дарсаль. Ты будешь отвечать за неё.   – Конечно, мой повелитель.   Я бы даже помыслить не мог выбрать плохо, не приложив всех знаний и умений! Но фраза «отвечать за неё» – ритуальная. Неужели мне предстоит стать личным Стражем Императрицы?!   – Свободен, Дарсаль.   Киваю по этикету, поднимаюсь. Прощаюсь с императором. В зал кто-то входит – слышу запах мужских благовоний, вижу метку на ауре, с ней порядок. Настраиваюсь, тонкая линия безопасного пути, сияющий контур двери и других выходов, какие нас обучали видеть. Покидаю тронный зал.   С тех пор, как много лет назад отца обвинили в измене, большинство возможностей, открытых с детства Слепым Стражам, стали для меня недоступны. Лишь сильные способности, из-за которых восьмилетнего мальчишку некогда забрали на обучение вопреки родительской воле, позволили сыну изменника войти в личную гвардию Императора Иллариандра.   Император никогда не выделял меня среди прочих. ...

feisovet.ru

Читать онлайн "Слепая совесть" автора Нэльте Нидейла - RuLit

Нидейла Нэльте

СЛЕПАЯ СОВЕСТЬ

Из лекции кандидата геокосмических наук Марата Броунера

Институт внеземных цивилизаций

Слепые Стражи — пожалуй, самые удивительные и необъяснимые создания мира Ай-Йован. Слепые в привычном смысле слова, они удивительным образом умеют видеть самую суть всего, с чем соприкасаются, и остаются, вероятно, наиболее сильной армией не только своего мира, но и всей Галактики. Слепого Стража нереально застать врасплох ни с каким оружием, а их преданность императору вошла в легенды. Именно они стоят на защите экваториальной границы Ай-Йована, и если с женщинами Йована договориться возможно, то дальше не проникал никто и никогда.

Галактическая техника и галактическое оружие выходят там из строя, а метеороидные кольца неизученной природы вокруг звездной системы не только затрудняют связь, но и делают планету неприступной для нашего оружия. Корабли теряют управление, даже полностью автоматизированные, которые будто бы должны высчитывать безопасный путь.

Имеется и еще одна странность: уникальный мир был открыт совсем недавно, планета никогда не подлежала колонизации, и остается необъяснимым, откуда на ней взялись люди, биологически абсолютно совместимые с людьми Земли.

Связь с последним кораблем Альянса, который женщины Йована допустили на материк, оборвалась чуть больше десятилетия назад. В течение нескольких лет посланникам удавалось сохранять дружественный контакт с местными жителями, и вот в один момент все рухнуло. А двойной мир остается для нас загадкой и по сей день.

Медленное, плавное пробуждение после длительного, многолетнего сна. Состояние накопления информации прервано смутным ощущением тревоги, пришедшим по ниточкам, которые она недавно научилась различать.

Образы постепенно стекаются, группируются, расстанавливаются на места. Теперь она знает гораздо больше, чем тогда, много лет назад. И все равно недостаточно.

Но медлить нельзя, необходимо успеть. Быстрое сканирование пространства помогает определиться с направлением и внешностью. Цель пока еще туманна, но с приближением прояснится.

Она выныривает из состояния покоя, трансформируется, приобретая женские черты. Здесь и сейчас это наиболее выгодный облик.

Охотница выходит на охоту…

Дарсаль

— Скажи, Дарсаль, готов ли ты служить без остатка? — Впервые ритуальная фраза из уст самого императора звучит лично для меня.

Преклоняю колено, склоняю голову, сдерживая поднимающуюся в душе радость:

— Всегда, мой повелитель. Все, что потребуется.

Слепые Стражи не могут видеть императора — только бесцветным обликом, но сегодня мне не удалось нащупать даже его взгляд. Как и положено, не размышляю об этом. Мое призвание — служить, и ничего более.

— Хорошо. — Иллариандр отступает от этикета, наверное, это добрый знак.

Опускается на массивное сиденье — гибрид трона и удобного кресла, то ли рассматривая меня, то ли советуясь с ментальщиками. Ощупываю взглядом доступное из моего положения пространство. В зале, кроме нас, никого, хотя в одном из углов чудится скрытое движение. Оно не несет угрозы, отсвечивая незримой меткой императора, поэтому молчу.

— Хорошо, Дарсаль, — повторяет Иллариандр слегка изменившимся тоном, на ум приходит картина сложенных в замок рук, небрежно вытянутых ног. — Тебе поручается особая миссия. Ты поедешь со мной в Йован. За будущей императрицей.

— Счастлив служить, мой повелитель!

Мне с трудом удается скрыть изумление. Женщины, рожденные в Айо, не могут зачать от императора. Что-то происходит с их аурой, она покрывается разводами и деструктивными узорами. А кроме того, на женскую ауру нельзя поставить метку императора.

Поэтому по давней традиции жену, мать наследника, он привезет из второго мира Ай-Йована — мира Йован, где правят женщины. А мне, видящему не внешность, но суть, предстоит проверить, достойна ли его избранница стать императрицей.

— Выбирай хорошенько, Дарсаль. Ты будешь отвечать за нее.

— Конечно, мой повелитель.

Я бы даже помыслить не мог выбрать плохо, не приложив всех знаний и умений! Но фраза «отвечать за нее» — ритуальная. Неужели мне предстоит стать личным стражем императрицы?!

— Свободен, Дарсаль.

Киваю по этикету, поднимаюсь. Прощаюсь с императором. В зал кто-то входит — слышу запах мужских благовоний, вижу метку на ауре, с ней порядок. Настраиваюсь, тонкая линия безопасного пути, сияющий контур двери и других выходов, какие нас обучали видеть. Покидаю тронный зал.

www.rulit.me

Слепая совесть читать онлайн - Нидейла Нэльте

Нидейла Нэльте

Слепая совесть

Пролог

Из лекции кандидата геокосмических наук Марата Броунера Институт внеземных цивилизаций

Слепые Стражи — пожалуй, самые удивительные и необъяснимые создания мира Ай-Йован. Слепые в привычном смысле слова, они удивительным образом умеют видеть самую суть всего, с чем соприкасаются, и остаются, вероятно, наиболее сильной армией не только своего мира, но и всей Галактики. Слепого Стража нереально застать врасплох ни с каким оружием, а их преданность императору вошла в легенды. Именно они стоят на защите экваториальной границы Ай-Йована, и если с женщинами Йована договориться возможно, то дальше не проникал никто и никогда.

Галактическая техника и галактическое оружие выходят там из строя, а метеороидные кольца неизученной природы вокруг звездной системы не только затрудняют связь, но и делают планету неприступной для нашего оружия. Корабли теряют управление, даже полностью автоматизированные, которые будто бы должны высчитывать безопасный путь.

Имеется и еще одна странность: уникальный мир был открыт совсем недавно, планета никогда не подлежала колонизации, и остается необъяснимым, откуда на ней взялись люди, биологически абсолютно совместимые с людьми Земли.

Связь с последним кораблем Альянса, который женщины Йована допустили на материк, оборвалась чуть больше десятилетия назад. В течение нескольких лет посланникам удавалось сохранять дружественный контакт с местными жителями, и вот в один момент все рухнуло. А двойной мир остается для нас загадкой и по сей день.

Глава первая

Медленное, плавное пробуждение после длительного, многолетнего сна. Состояние накопления информации прервано смутным ощущением тревоги, пришедшим по ниточкам, которые она недавно научилась различать.

Образы постепенно стекаются, группируются, расстанавливаются на места. Теперь она знает гораздо больше, чем тогда, много лет назад. И все равно недостаточно.

Но медлить нельзя, необходимо успеть. Быстрое сканирование пространства помогает определиться с направлением и внешностью. Цель пока еще туманна, но с приближением прояснится.

Она выныривает из состояния покоя, трансформируется, приобретая женские черты. Здесь и сейчас это наиболее выгодный облик.

Охотница выходит на охоту…

Дарсаль

— Скажи, Дарсаль, готов ли ты служить без остатка? — Впервые ритуальная фраза из уст самого императора звучит лично для меня.

Преклоняю колено, склоняю голову, сдерживая поднимающуюся в душе радость:

— Всегда, мой повелитель. Все, что потребуется.

Слепые Стражи не могут видеть императора — только бесцветным обликом, но сегодня мне не удалось нащупать даже его взгляд. Как и положено, не размышляю об этом. Мое призвание — служить, и ничего более.

— Хорошо. — Иллариандр отступает от этикета, наверное, это добрый знак.

Опускается на массивное сиденье — гибрид трона и удобного кресла, то ли рассматривая меня, то ли советуясь с ментальщиками. Ощупываю взглядом доступное из моего положения пространство. В зале, кроме нас, никого, хотя в одном из углов чудится скрытое движение. Оно не несет угрозы, отсвечивая незримой меткой императора, поэтому молчу.

— Хорошо, Дарсаль, — повторяет Иллариандр слегка изменившимся тоном, на ум приходит картина сложенных в замок рук, небрежно вытянутых ног. — Тебе поручается особая миссия. Ты поедешь со мной в Йован. За будущей императрицей.

— Счастлив служить, мой повелитель!

Мне с трудом удается скрыть изумление. Женщины, рожденные в Айо, не могут зачать от императора. Что-то происходит с их аурой, она покрывается разводами и деструктивными узорами. А кроме того, на женскую ауру нельзя поставить метку императора.

Поэтому по давней традиции жену, мать наследника, он привезет из второго мира Ай-Йована — мира Йован, где правят женщины. А мне, видящему не внешность, но суть, предстоит проверить, достойна ли его избранница стать императрицей.

— Выбирай хорошенько, Дарсаль. Ты будешь отвечать за нее.

— Конечно, мой повелитель.

Я бы даже помыслить не мог выбрать плохо, не приложив всех знаний и умений! Но фраза «отвечать за нее» — ритуальная. Неужели мне предстоит стать личным стражем императрицы?!

— Свободен, Дарсаль.

Киваю по этикету, поднимаюсь. Прощаюсь с императором. В зал кто-то входит — слышу запах мужских благовоний, вижу метку на ауре, с ней порядок. Настраиваюсь, тонкая линия безопасного пути, сияющий контур двери и других выходов, какие нас обучали видеть. Покидаю тронный зал.

С тех пор как много лет назад отца обвинили в измене, большинство возможностей, открытых с детства Слепым Стражам, стали для меня недоступны. Лишь сильные способности, из-за которых восьмилетнего мальчишку некогда забрали на обучение вопреки родительской воле, позволили сыну изменника войти в личную гвардию императора Иллариандра.

Император никогда не выделял меня среди прочих. В то время как бывшие соученики давно уже обзавелись собственными отрядами или получали личные секретные задания, мне пришлось смириться с тем, что так и останусь навсегда лишь рядовым Стражем. В любом случае это почетнее, нежели стеречь границы.

И вот теперь… Личный вызов императора! Возможно, он увидел мою верность, возможно, ментальщики наконец сняли с меня наблюдение, убедившись, что я абсолютно предан Айо! Сердце радостно стучит, как в далеком детстве, когда мир еще был полон ярких красок, не скрытых особым зрением Слепых Стражей.

— Поздравляю, Дарсаль.

Надо же, я почти расслабился. Давно со мной такого не случалось. Не пропустил приближение императорского распорядителя, но позволил положить руку на плечо. Поворачиваю к нему лицо, чуть прищуриваюсь. Такой взгляд моих незрячих глаз всех пробирает. Уж не знаю почему.

— Э-э-э… простите, эр Дарсаль. — Викерий резко убирает руку, красно-коричневые язычки страха пробегают по ауре. Грязно-зеленая змейка недобрых мыслей. Усмехаюсь — моя усмешка тоже не сахар, за все годы пренебрежения и подозрений натренировал. — Эрлар Иллариандр велел ознакомить вас с предстоящей поездкой, выдать дополнительные комплекты формы и оружия…

— Ознакомь, — соглашаюсь я.

Аура передает несмелый кивок, желтые заискивающие струйки стелются из губ. Отворачиваюсь. Тошно.

Будто кто-то не знает расписания поездки или своих обязанностей. Слушаю, в чье подчинение меня отдают. С удивлением обнаруживаю: фактически подчиняюсь только Лийту, командиру Стражей, отвечающему за безопасность всего похода. Да и то с большими привилегиями. Практически неотступно буду при императоре. Рассматривать для него девушек, не иначе.

Снова криво усмехаюсь, ладони привычно жжет. Даже смотреть не нужно, чтобы увидеть свечение, которое от них исходит. Викерий слегка отступает:

— Эр Дарсаль, я вас чем-нибудь разгневал?

— Нет.

Не люблю длинных разговоров, голова потом болит от разноцветия темных мыслей, которые проносятся в ответ у собеседников. Наверное, хорошо, что они не знают, как мы их видим.

Распорядитель заводит меня в свою приемную. Люблю, когда они говорят заученное. Речь стелется ровным фиолетовым фоном. Красота.

Озвучивает маршрут, количество сопровождающих и что там еще необходимо знать Стражу. Наконец подает бумагу. Внизу сияет желтая метка печати, снова вызываю омаа — свечение пальца, на этот раз контролируемое. Прикладываю к ней, пока узор не складывается в мою личную метку. Подпись поставлена. Проверяю на ощупь все выданное в дорогу, оставляю лир для посыльного, чтобы доставил домой. Ухожу под облегченный голубой дымок.

У меня всего пара дней, хотя поездка в Йован планируется уже давно, декады три. Правда, об истинной цели не говорится. Пресекаю мысли о том, почему меня позвали в самый последний момент. Не положено Стражу об этом задумываться.

Медленно прохожу через двор в сторону спален Стражей. Они в отдельном здании, каждые апартаменты специально изолированы. Иначе из-за обилия информации мы не смогли бы отдыхать.

Светящаяся нить безопасной дороги — остальные, сейчас не нужные, притушены. Желто-зеленые проблески деревьев. Впрочем, деревья не спутаешь и по запаху, даже каждая ветка пахнет особенно.

Навстречу один из наших, белый свет глаз, улыбаюсь слегка — он увидит легкую дымку. Наверное, зря я, только недоумение вызвал. Не привыкли меня улыбающимся видеть. Ухожу не оглядываясь.

Ноэлия

— Ли! К тебе Тересия!

Ох! Подскакиваю, бегу к двери, в последний момент притормаживаю.

— Иду! — отвечаю.

Мадам Джанс не будет рада, если выскочу как есть, она всегда внушает нам, что женщина должна в любой ситуации быть спокойна и опрятна. В детстве меня часто лишали сладкого за порванные штаны, сбитые коленки и спутанные волосы. Зато теперь, не глянув в зеркало, не выхожу.

Наскоро придаю себе приличный вид, меняю любимые мной брюки на любимое наставницами платье. Пытаюсь идти степенно, но губы так и растягиваются в улыбке. Все-таки Тересия редко приезжает! Мне было лет десять, когда она меня нашла в пансионе мадам Джанс. Втайне я мечтала, что она окажется какой-нибудь дальней родственницей и заберет меня домой, а сейчас понимаю, какое это счастье, что она вообще появилась! Редкие звонки, письма, подарки на праздники… Просто одинокая пожилая женщина, которая захотела поддержать оставшегося без родителей ребенка. У многих моих подруг и такого нет.

knizhnik.org

Слепая совесть читать онлайн - Нидейла Нэльте (Страница 2)

Тересия ожидает в нижнем холле, в излюбленном кресле, некогда белоснежном, но давно уже истертом сотнями посетителей. Бросаюсь к ней, обнимаю, привычный запах сушеных трав, лимонной цедры и такийского табака, который она набивает в трубку.

— Как же я соскучилась, тетушка Тересия, вас так давно не было!

— Ну, стрекотуха моя, ну, милая, хватит, — улыбается Тересия, шутливо отмахивается, вокруг глаз и губ собирается сеточка морщин. — Идем погуляем, моя хорошая.

Радостно соглашаюсь, хотя, наверное, снова о будущем расспрашивать начнет. «Ты уже взрослая, Ноэлия, мадам Джанс тебя не выгонит, конечно, но сама ведь понимаешь, как накладно содержать молодую женщину. Пора бы задуматься, я-то тебе помочь вряд ли смогу, но в твоем возрасте уже многие связи полезные заводят, а у тебя все ветер в голове…»

Но я согласна и на расспросы, испугалась в прошлый раз, что Тересия обидится, не приедет больше. Пусть хоть три часа рассказывает о гранте имени мадам Май для талантливых, все вынесу!

Тересия, как обычно, ведет меня в кондитерскую. Завистливо смотрю на проплывающие по воздуху машины — говорят, они всего пару десятков лет как появились. Вроде бы прилетал какой-то корабль со звезд, пытался наладить контакт, продал необычные технологии. На другой стороне, в мире Айо, они не приживаются, не работают — наши женщины пытались продавать машины императору, но вынуждены были вернуть все вырученное золото.

— Лия, ну чего застыла!

— А? — спохватываюсь я.

И правда, встала посреди дороги, в небо смотрю. Как там, на других планетах, интересно? Почему-то представляется гигантский… как он называется — корабль? Больше всего пансиона мадам Джанс. Металлические переборки, огни индикаторов… Качаю головой — откуда эта буйная фантазия?

— Может, мне все-таки в конструкторы пойти? — догоняю Тересию. — Жаль, что у мадам Джанс нас ничему подобному не учили, где мне деньги взять на подготовку?

— Ну что ты заладила? — ворчит Тересия. — Это черная работа для мужчин, — с легким пренебрежением. — Тебя же учили всему, что может понадобиться женщине, а уж если повезет замуж выйти!..

Вздыхаю. Зря я волную тетушку, знаю же, как она считает. Раньше все пыталась спорить, что если бы все женщины песни пели да картины рисовали, то кто политикой занимался бы? Там ведь тоже женщины! На что неизменно получала ответ, мол, нечего в такие дали заглядывать, не про нас общество. А сейчас молчу. Кто еще меня вкусностями накормит? У мадам Джанс все каши да овощи.

Помню, как тетушка впервые привела меня сюда, и ведь ничего не изменилось! Маленький домик, резные окна, деревянные столы в виде сердечек, белые скатерти, свечи вместо ламп.

— Эх, Ноэлия, — вздыхает Тересия, — когда ты уже перестанешь жить в мечтах. Ну о чем вот опять задумалась?

— О космическом корабле, — говорю мечтательно. Лицо тетушки вытягивается, она пристально смотрит. И почему ее всегда так настораживает, когда я об этом заговариваю? Стараюсь рассмеяться: — Ну замуж же мне с моей внешностью не выйти! А вдруг там, на звездах, все иначе, и мужчин не нужно воровать, чтобы…

— Лия! — шипит тетушка. — Ну что ты говоришь такое!

Смущаюсь, ну ведь правду рассказывают, что на границах иногда воруют мужчин из Айо, наших-то на всех не хватает, а уж родить мальчика — вообще счастье. А у них все наоборот… Раньше я недоуменно спрашивала, почему мы не объединимся? Богатые мужчины Айо тоже ездят к нам покупать невест. Наивному ребенку казалось, что он придумал такой замечательный, самый лучший выход! Теперь уже не кажется, конечно.

— Послушай, моя хорошая. — Голос тетушки снова ласков, но взгляд насторожен. Целую морщинистую руку, прижимаюсь к ней щекой. Прости, родная, не буду… Улыбается. — Ноэлия, пожалуйста, я тебя очень прошу. Не ходи смотреть на приезд императора и его свиты, слышишь?

— Почему? — недоумеваю я.

Тетушка уже говорила об этом, да я как-то значения не придала, думала, просто волнуется.

— Вообще никуда не выходи, опасно это! — ворчит тетушка, снимает широкую черную шляпу, достает трубку, нервными движениями начинает утрамбовывать табак.

Оглядывается, чтобы убедиться, что мы одни. Раскуривает несколько минут старой зажигалкой — кажется, из тех, что стали делать с появлением пришельцев.

Жду, смотрю на нее, улыбаюсь, с наслаждением вгрызаюсь в мягкое пирожное.

— И вообще… — Гладит меня по волосам, сколько я из-за их непривычного медного оттенка наплакалась! Ни у кого такого нет, только у меня, чем не повод мальчишкам дразниться… тем двоим, что живут неподалеку, за которыми все девчонки ближайших кварталов гоняют. — Хорошенькая ты, глупая, а кто думает иначе — его заботы. Пообещай, что не пойдешь. Они наверняка за женщинами едут, император же молодой там. Знаешь ведь, недавно его родителя хоронили. Увезут в чужой мир, поверь старой мудрой тетке, далеко от дома да с чужими тяжело, ни заступиться некому, ни помочь… Поберегись от греха подальше, ладно, лапушка?

Киваю. Кому я там нужна-то, а ведь интересно хоть одним глазком на имперский кортеж взглянуть, они же небось на своих страшных животинах будут, машины-то у них не ездят! Но Тересию тревожить не хочу.

— Не дайте боги тебе попасться на глаза Слепому Стражу, считай — пропала! — запугивает Тересия. Стараюсь не хихикать. — Что смешного? — ворчит она.

— Так что мне его глаза, если он слепой?

— Ох, дурочка глупенькая, их глаза видят глубже, чем твои, и следы на наших душах оставляют, потом ничем не смыть. Да послушай же ты меня, посиди, показывать ведь будут, насмотришься!

Да, экраны, изобретенные давно, с приходом инопланетных технологий стали и вовсе замечательными. Даже мадам Джанс повесила один такой у себя в холле, столько интересного увидеть можно!

— Глупенькая моя, оттуда даже позвонить нельзя, вся связь через ментальщиков проклятых. Пообещай, моя красавица. Было бы куда, забрала бы тебя, да ведь они повсюду рыскать будут…

Дарсаль

Нужно бы попрощаться, да не с кем. С Лексием разве что.

Он нашел меня несколько лет назад. Сказал, не узнал сразу — зато я узнал его цветную ауру. Не то чтобы ровную и гладкую, но по большей части чистую. Друг детства. Еще того, беззаботного, зрячего детства…

Настраиваюсь, контакт выходит сам собой. Хорошо, что мы не нуждаемся в посредничестве ментальщиков. А у женщин, говорят, есть специальные приборы связи, которые на нашей стороне мира не работают. Посмотреть бы… жаль, не увижу.

«Дарсаль? Тебе что, делать нечего? — Доносится женский смех, характерные частые выдохи. — Как ты всегда умеешь время подбирать!»

«С тобой когда ни свяжись — рискуешь», — хмыкаю я.

«Что хотел?» — Похоже, останавливаться не собирается. И не надо.

«Уезжаю, — говорю. — Попрощаться».

Пауза.

«Скоро буду». — Совсем другой ментальный тон.

Киваю, забывая, что ему меня не видно. Может, тоже наведаться напоследок в заведение Бесстыжей Палми? Правда, после ее «девочек» сутки отмываться хочется. А ведь туда особенных отбирают, для таких, как мы.

Лежу, закрыв глаза, развлекаюсь со своим омаа — то усиливаю свечение, то убираю, пока не начинает печь ладони.

Женские шаги под окном. Идет ко мне, поэтому замечаю сразу. Настораживаюсь. Что могло понадобиться Шарассе, нынешней фаворитке императора? От ее буро-багровой ауры исходит лишь алчность с вожделением. Будь я личным Стражем императора, непременно предостерег бы. Впрочем, возможно, Ивен тоже предостерегал. Не моего ума дело.

Шаги в галерее, даже сквозь изоляцию проскальзывают змеи ее эмоций. Приходится подняться, с фаворитками высших лучше не ссориться.

Отрывистый стук в дверь. Притвориться, что ли, будто меня нет?

— Эр Дарсаль, я знаю, что ты здесь. Открывай! — доносится резкое.

Отхожу к окну, отправляю луч омаа. Специально настроенная дверь отворяется, пропуская Шарассу.

Говорят, она красива и умна. Я же вижу лишь паутину интриг вокруг корысти. И упоение от этого. Запах дорогих духов, изящно сплетающийся с ее собственным. Пахнет она, пожалуй, неплохо.

— Слушаю вас, шри Шарасса.

— Тебя не учили поворачиваться к тому, с кем говоришь? — Черные языки недовольства.

Оборачиваюсь, выпускаю омаа из-под век, немного, так, чтобы отступила. Красно-коричневый страх под серой оболочкой. Хорошо держится.

— Стражу нет нужды смотреть на собеседника, шри.

— Может, знаешь, и с чем я пришла?

Пренебрежительный тон неприятен. Но молчу, какого мне еще ожидать? С предложением ты пришла, боишься милости императорской лишиться. И Слепым быть не нужно, чтобы понять.

— Откуда мне, шри.

— Для тебя госпожа. Дарсаль, я хочу поговорить. У меня… предложение.

— Слушаю вас, шри Шарасса. — Ты мне не госпожа. И уже не станешь, скоро у нас появится новая императрица. Придется подвинуться и довольствоваться тем, что предложит Иллариандр, сама понимаешь.

Понимает. За тем и пришла.

— Дарсаль, Иль едет за невестой? — спрашивает грустно.

Голосу поверил бы, но что делать с оранжевыми искрами притворства? И это фамильярное «Иль»…

— Запрещено говорить, — отвечаю я.

— Дарсаль, — холодно. Меня твои гримасы не впечатлят. Может, и подействовали бы, если бы видел. — Я знаю, что это так.

knizhnik.org

Нидейла Нэльте - Слепая совесть

С детства на мне лежало клеймо: сын изменника. С тех пор как много лет назад отца обвинили в предательстве, большинство возможностей, открытых остальным, стали для меня недоступны. И лишь сильные способности позволили войти в личную гвардию императора.

Когда повелитель поручил самую важную миссию, охрану своей будущей жены, я возрадовался, что грехи отца наконец прощены. Мог ли я тогда предположить, что стану разменной монетой в играх высших? Что безнадежно полюблю ту единственную, чья аура не раздражает моего измененного зрения? И что именно мне предстоит сделать сложный выбор, разгадать страшную тайну мира Ай-Йован. Мне, Слепому Стражу скрытых земель.

Содержание:

Нидейла НэльтеСЛЕПАЯ СОВЕСТЬ

ПРОЛОГ

Из лекции кандидата геокосмических наук Марата Броунера

Институт внеземных цивилизаций

Слепые Стражи - пожалуй, самые удивительные и необъяснимые создания мира Ай-Йован. Слепые в привычном смысле слова, они удивительным образом умеют видеть самую суть всего, с чем соприкасаются, и остаются, вероятно, наиболее сильной армией не только своего мира, но и всей Галактики. Слепого Стража нереально застать врасплох ни с каким оружием, а их преданность императору вошла в легенды. Именно они стоят на защите экваториальной границы Ай-Йована, и если с женщинами Йована договориться возможно, то дальше не проникал никто и никогда.

Галактическая техника и галактическое оружие выходят там из строя, а метеороидные кольца неизученной природы вокруг звездной системы не только затрудняют связь, но и делают планету неприступной для нашего оружия. Корабли теряют управление, даже полностью автоматизированные, которые будто бы должны высчитывать безопасный путь.

Имеется и еще одна странность: уникальный мир был открыт совсем недавно, планета никогда не подлежала колонизации, и остается необъяснимым, откуда на ней взялись люди, биологически абсолютно совместимые с людьми Земли.

Связь с последним кораблем Альянса, который женщины Йована допустили на материк, оборвалась чуть больше десятилетия назад. В течение нескольких лет посланникам удавалось сохранять дружественный контакт с местными жителями, и вот в один момент все рухнуло. А двойной мир остается для нас загадкой и по сей день.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Медленное, плавное пробуждение после длительного, многолетнего сна. Состояние накопления информации прервано смутным ощущением тревоги, пришедшим по ниточкам, которые она недавно научилась различать.

Образы постепенно стекаются, группируются, расстанавливаются на места. Теперь она знает гораздо больше, чем тогда, много лет назад. И все равно недостаточно.

Но медлить нельзя, необходимо успеть. Быстрое сканирование пространства помогает определиться с направлением и внешностью. Цель пока еще туманна, но с приближением прояснится.

Она выныривает из состояния покоя, трансформируется, приобретая женские черты. Здесь и сейчас это наиболее выгодный облик.

Охотница выходит на охоту…

Дарсаль

- Скажи, Дарсаль, готов ли ты служить без остатка? - Впервые ритуальная фраза из уст самого императора звучит лично для меня.

Преклоняю колено, склоняю голову, сдерживая поднимающуюся в душе радость:

- Всегда, мой повелитель. Все, что потребуется.

Слепые Стражи не могут видеть императора - только бесцветным обликом, но сегодня мне не удалось нащупать даже его взгляд. Как и положено, не размышляю об этом. Мое призвание - служить, и ничего более.

- Хорошо. - Иллариандр отступает от этикета, наверное, это добрый знак.

Опускается на массивное сиденье - гибрид трона и удобного кресла, то ли рассматривая меня, то ли советуясь с ментальщиками. Ощупываю взглядом доступное из моего положения пространство. В зале, кроме нас, никого, хотя в одном из углов чудится скрытое движение. Оно не несет угрозы, отсвечивая незримой меткой императора, поэтому молчу.

- Хорошо, Дарсаль, - повторяет Иллариандр слегка изменившимся тоном, на ум приходит картина сложенных в замок рук, небрежно вытянутых ног. - Тебе поручается особая миссия. Ты поедешь со мной в Йован. За будущей императрицей.

- Счастлив служить, мой повелитель!

Мне с трудом удается скрыть изумление. Женщины, рожденные в Айо, не могут зачать от императора. Что-то происходит с их аурой, она покрывается разводами и деструктивными узорами. А кроме того, на женскую ауру нельзя поставить метку императора.

Поэтому по давней традиции жену, мать наследника, он привезет из второго мира Ай-Йована - мира Йован, где правят женщины. А мне, видящему не внешность, но суть, предстоит проверить, достойна ли его избранница стать императрицей.

- Выбирай хорошенько, Дарсаль. Ты будешь отвечать за нее.

- Конечно, мой повелитель.

Я бы даже помыслить не мог выбрать плохо, не приложив всех знаний и умений! Но фраза "отвечать за нее" - ритуальная. Неужели мне предстоит стать личным стражем императрицы?!

- Свободен, Дарсаль.

Киваю по этикету, поднимаюсь. Прощаюсь с императором. В зал кто-то входит - слышу запах мужских благовоний, вижу метку на ауре, с ней порядок. Настраиваюсь, тонкая линия безопасного пути, сияющий контур двери и других выходов, какие нас обучали видеть. Покидаю тронный зал.

С тех пор как много лет назад отца обвинили в измене, большинство возможностей, открытых с детства Слепым Стражам, стали для меня недоступны. Лишь сильные способности, из-за которых восьмилетнего мальчишку некогда забрали на обучение вопреки родительской воле, позволили сыну изменника войти в личную гвардию императора Иллариандра.

Император никогда не выделял меня среди прочих. В то время как бывшие соученики давно уже обзавелись собственными отрядами или получали личные секретные задания, мне пришлось смириться с тем, что так и останусь навсегда лишь рядовым Стражем. В любом случае это почетнее, нежели стеречь границы.

И вот теперь… Личный вызов императора! Возможно, он увидел мою верность, возможно, ментальщики наконец сняли с меня наблюдение, убедившись, что я абсолютно предан Айо! Сердце радостно стучит, как в далеком детстве, когда мир еще был полон ярких красок, не скрытых особым зрением Слепых Стражей.

- Поздравляю, Дарсаль.

Надо же, я почти расслабился. Давно со мной такого не случалось. Не пропустил приближение императорского распорядителя, но позволил положить руку на плечо. Поворачиваю к нему лицо, чуть прищуриваюсь. Такой взгляд моих незрячих глаз всех пробирает. Уж не знаю почему.

- Э-э-э… простите, эр Дарсаль. - Викерий резко убирает руку, красно-коричневые язычки страха пробегают по ауре. Грязно-зеленая змейка недобрых мыслей. Усмехаюсь - моя усмешка тоже не сахар, за все годы пренебрежения и подозрений натренировал. - Эрлар Иллариандр велел ознакомить вас с предстоящей поездкой, выдать дополнительные комплекты формы и оружия…

- Ознакомь, - соглашаюсь я.

Аура передает несмелый кивок, желтые заискивающие струйки стелются из губ. Отворачиваюсь. Тошно.

Будто кто-то не знает расписания поездки или своих обязанностей. Слушаю, в чье подчинение меня отдают. С удивлением обнаруживаю: фактически подчиняюсь только Лийту, командиру Стражей, отвечающему за безопасность всего похода. Да и то с большими привилегиями. Практически неотступно буду при императоре. Рассматривать для него девушек, не иначе.

Снова криво усмехаюсь, ладони привычно жжет. Даже смотреть не нужно, чтобы увидеть свечение, которое от них исходит. Викерий слегка отступает:

- Эр Дарсаль, я вас чем-нибудь разгневал?

- Нет.

Не люблю длинных разговоров, голова потом болит от разноцветия темных мыслей, которые проносятся в ответ у собеседников. Наверное, хорошо, что они не знают, как мы их видим.

Распорядитель заводит меня в свою приемную. Люблю, когда они говорят заученное. Речь стелется ровным фиолетовым фоном. Красота.

Озвучивает маршрут, количество сопровождающих и что там еще необходимо знать Стражу. Наконец подает бумагу. Внизу сияет желтая метка печати, снова вызываю омаа - свечение пальца, на этот раз контролируемое. Прикладываю к ней, пока узор не складывается в мою личную метку. Подпись поставлена. Проверяю на ощупь все выданное в дорогу, оставляю лир для посыльного, чтобы доставил домой. Ухожу под облегченный голубой дымок.

profilib.com

Слепая совесть. Нидейла Нэльте

Ноэлия

– Придумываешь ты всё! – сердится Алма за завтраком. – Я вчера ходила, никого!

– Зачем мне придумывать? – возмущаюсь, да девочки, кажется, согласны с Алмой. Обидно! Чуть не впервые в жизни нечто интересное, необычное произошло именно со мной, а они не то злятся, не то не верят... Аппетит исчезает. Вяло ковыряюсь в тарелке. Все за столом, нас у мадам Джанс не очень много, одного длинного хватает.

– Почему же он тогда не пришёл? – подозрительно спрашивает Алма.

– Откуда я знаю? – пожимаю плечами, якобы безразлично, а в душе тоскно. Так приятно было думать, что я ему понравилась...

– Какой смысл мужчине идти туда, где он никого не встретит? Все они были на площади!

– Ладно, – снова пожимаю. – На площади, так на площади.

– Я уверена, что никакого Алекра в свите вообще нет! – добавляет ещё кто-то.

– Девочки, ну не ссорьтесь! – призывает к спокойствию мадам Джанс. Так и хочется броситься на поиски, привести им этого Алекра, пусть подтвердит! Понимаю, глупо. Да и где я его найду. И Тересия тут как тут вспоминается...

Какой-то шум на улице, приехал, что ли, кто? На машину вроде похоже, или показалось. Все в окно поглядывают, да дорога с другой стороны, столовая в сад выходит.

– Пойду посмотрю, – встревоженно поднимается мадам Джанс. – Девочки, не ссорьтесь, доедайте!

Выходит, пытаюсь хоть что-то съесть, до обеда ведь кормить не будут. Но настроения совсем нет, снова страхи какие-то шевелятся.

Мадам Джанс возвращается быстро, бледная, встревоженная.

– Ноэлия, это к тебе, – сообщает.

– Ко мне? – поднимаю глаза с недоумением. – Кто?

– Иди, собирайся, – торопит нервно, сумбурно, – переоденься да приведи себя в порядок. Платье красивое надень! Боже мой. Или нет? Нельзя же заставлять ждать... Ох как же это?!

– Да кто там? – недоумеваю, сердце сжимается, неужели Алекр нашёл? Я ведь рассказала, где живу...

– Чего стоишь! – спохватывается мадам Джанс, какая-то она обалдевшая. – Бегом!

Бегу, какой там порядок, на ходу приглаживаю волосы, перед самым холлом притормаживаю, вспоминаю правила хорошего тона. Выдыхаю, поправляю платье, захожу спокойно. Мадам Джанс сзади что-то говорит, но за стуком сердца не слышу.

Надо же, действительно Алекр! Улыбаюсь, всё-таки пришёл, значит, я ему правда понравилась! Тут же пугаюсь, бросаю взгляд на телефон, только не буду же бежать звонить?

– Привет, – выдавливаю неловко, приближаюсь. Девочки высыпают следом, оглядываюсь, ну и лица у них! С трудом пресекаю порыв сбежать к себе, запереться и никого не впускать.

– Не ждала? – какая же у него улыбка, мягкая, обезоруживающая, ямочки эти...

Веду плечами, сама не знаю, ждала ли.

– Ну что, идём? – предлагает, будто это давно решённый вопрос. Куда «идём»? Оглядываюсь на мадам Джанс, Алекр сразу отвечает: – Мадам не возражает, я уже спросил.

Как это спросил? Без меня? Но сердиться не получается, приятно же! Ну вот прямо как в сказке! Просто не верится, сейчас проснусь под ехидный смех Алмы и пойму, что всего лишь замечталась.

Ещё раз оглядываюсь. У девочек взгляды недовольные, завистливые, нет, кажется, не сплю. Не могу понять, почему. Ну он красавчик, конечно... но я ведь не специально!

– Я... – начинаю, тут же замолкаю. Ох мама! У входа машина, да не какая попало – красивейшая из всех, что видеть доводилось! Длинная, серебристая, стёкла не прозрачные. Множество мужчин на улице. Так и тянет сообщить девочкам, что на всех хватит, но язык не слушается – лишь нервно хихикаю.

– Ты же хотела на гравикаре покататься? – добивает меня Алекр. Когда это мы на «ты» успели перейти? Но, кажется, я уже на всё согласна.

– Иди, – шипит мадам Джанс. – Назад дороги нет. И радуйся, как тебе повезло.

Смотрю на неё непонимающе. А Тересия считает наоборот... И я бы отказалась, наверное, но ведь всю жизнь жалеть буду... Я только покататься!

– Иди, – слегка подталкивает, наконец-то улыбается привычной доброй улыбкой. Я никогда не была любимицей, но мадам Джанс сама по себе тёплая. Не отталкивала, всегда могла и обнять, и приголубить, и выслушать. Пусть без особенной любви, но ведь другой-то у меня не было. Она да Тересия.

Преодолеваю последние шаги. Алекр подаёт руку, беру на всякий случай, пытаюсь вспомнить, что там про скрепление договоров рассказывали. Я же вроде ничего не обещала... Покатаюсь, и сразу скажу, что никуда не поеду. Не увезут же меня силой, в самом деле! Да может и не планируют, так, развлечься.

Эта мысль совсем не нравится, но вид серебристой машины перечёркивает все доводы. Как же я об этом мечтала!

Алекр ведёт к двери, ещё раз оглядываюсь. Сирма снова рыдает на груди мадам Джанс, Алма смотрит на меня как на предательницу. Ещё две демонстративно переговариваются, будто их это не слишком волнует. Могли бы и порадоваться, подруги, называется! Только у младших девочек восторженные лица. Ещё бы, на их глазах сказка разворачивается. Долго потом верить в неё будут...

С улыбкой машу им рукой, решительно иду к машине. Это моя жизнь! Моя мечта! И моё решение. Не позволю никому навязывать.

Почему с Алекром столько народу? Отгоняю назойливые мысли о ещё двух машинах, стоящих чуть поодаль. Никогда возле нашего пансиона столько не появлялось, неужели все с ним? Но не может же император вот так запросто дверь мне открывать, помогать в салон пройти? Наверное, советник какой-нибудь?

Ох, мама! Все волоски становятся дыбом – даже те, которые нас усердно заставляют выщипывать! Там, в машине, ещё один жуткий тип... Не могу оторвать взгляда от его глаз – ни зрачка, ни радужки, сплошной белый свет, и как же страшно под этим взглядом! Сразу весь ужас и неотвратимость наваливаются, осознание, которому не хочу и не могу верить.

– Дарсаль, – сообщает Алекр, – будет охранять тебя.

Дальше уже себя не обманешь, да и слова мадам Джанс с запозданием всплывают в памяти. Она что-то такое девочкам шептала... Ох ты ж, твою бестию! Да ведь не может быть, да ведь у императора даже имя совсем другое, да ведь... боги милостивые, страшно-то как!

Алекр садится рядом со мной, берёт руку. Сжимаю его пальцы, не знаю, что сказать. Всё смотрю на этого Стража. Тёмные короткие волосы, резкие линии скул. Неулыбчивый, похоже. Такие плечи широкие... шире, чем у Алекра. Ну да, воин же. Просто непривычно, я вблизи мужчин и не видела как следует.

Всё не могу оторвать взгляд, рассматриваю рельефную фигуру под кожаным нагрудником. Форма императора. Вляпалась ты, Ноэлия, по самую макушечку.

Руки до плеч открыты, даже наручей нет. Плотные кожаные штаны. Не боевая форма, сопроводительная скорее. Взгляд снова и снова поднимается к светящимся глазам, на мгновение кажется, будто изгиб губ тоже лёгким белым светом наполняется.

Сидит, так спокойно ждёт, пока насмотрюсь, что и сама успокаиваться начинаю. Всё рассматриваю, не могу разобраться в собственных эмоциях.

– Хочешь, потрогай, не кусается, – фыркает Алекр.

Бросаю на него взгляд. Глаза посмеиваются, зато Страж непроницаем.

– Ты ведь сдержишь омаа, Дарсаль? – чудится лёгкая задиристость в голосе. Странно слышать такое обращение к этому пугающему человеку. Наверное, они хорошие друзья.

Дарсаль            

– Конечно, мой повелитель, – отвечаю. Отпечаток движения, лёгкое, несмелое прикосновение холодных пальцев. Нежных, тонких. Это будет сложнее, чем я думал. Омаа рвётся из-под контроля, усиливаясь желанием прикоснуться в ответ, изучить все изгибы её руки, лица, тела... для нас это один из основных способов видеть окружающих.

Её аура неожиданно спокойна, хотя похоже, девушке страшно. Наверное, ещё не осознала, что избрана императором. Впрочем, это ведь почётно. Тут не бояться, а радоваться нужно. Но жёлто-красных всполохов радости тоже не вижу, как и пурпурного торжества.

Повелитель подаёт знак, взлетаем. Водитель из местных и зрячий охранник-ментальщик Сэм отделены перегородкой. Их ауры спокойны, всё под контролем. Ещё две машины сопровождения следуют за нами.

Девушка восторженно вскрикивает, бросается к окну. С лёгким сожалением ощущаю, как выпускает мою руку.

– Нравится? – спрашивает повелитель голосом довольного кота. Тоже бросаю взгляд в окно. Земля отдаляется, оставляя далеко внизу тёмные пятна чужих эмоций и разрушенных надежд. Извечная злоба и зависть. Хорошо бы она согласилась сразу в имперский особняк, незачем возвращаться в этот неказистый домик, где за неё даже порадоваться не могут. Впрочем, это ведь её прошлое. С прошлым сложно рвать связи.

– Потрясающе... – бормочет Ноэлия. – Алекр... или как там тебя... то есть простите... – волна лёгкого смущения, короткий взгляд на императора – и снова всё внимание происходящему за окном. Определённо, туда ей смотреть интереснее. Почему-то хочется засмеяться. Кажется, наш повелитель обескуражен.

– Иллариандр, – подсказывает император весело, жаль, не могу читать эмоций. Но поскольку знаю его лет десять – с тех пор, как он был ещё подростком, а я только-только попал в личную стражу предыдущего повелителя – почти уверен, что это не должно прийтись ему по нраву. Он вспыльчив и порою жесток, и никогда не терпел к себе непочтительного отношения.

– Обманывать нехорошо, – сетует с лёгкой обидой Ноэлия. Иллариандр берёт её руку – почему-то чувствую движение сильнее обычного. Подносит к губам и из моих снова рвётся омаа. Прикрываю на мгновение глаза, уплотняю омаа, почти отключая ненужные эмоции. Теперь хорошо, спокойно, практически безразлично. Помню, что придётся потом расплачиваться, но чем расплачиваются за силу Слепые Стражи – только им и известно. Плюс в том, что это слишком индивидуально, и даже другие Стражи никогда не узнают. У каждого по-своему.

– Я должен был увериться в своём выборе.

– За три дня? – в голосе Ноэлии такое недоумение. Зачем она его злит? Впрочем, по-моему, не нарочно – просто говорит что думает. Всё внимание по-прежнему за окном. Разноцветные фонтаны восторга преобладают. Неужели даже над мыслями о предстоящей свадьбе, переезде? Похоже, она ещё не поняла, что с этого момента её жизнь полностью переменится. Хотя должна бы, о выборе императрицы знают все.

Интересно, может ли она ему отказать? Никогда не предполагал такой возможности, но с этой странной девушкой, кажется, вероятно что угодно. Один её «Привет» императору Айо чего стоит.

Где-то глубоко внутри снова проскальзывает желание улыбнуться, но омаа сдерживает крепко, лишь молчу и наблюдаю, не забывая заботиться о безопасности. Впрочем, здесь ничего и никого. Полёты на ближайшие два часа запрещены – местное правительство распорядилось, чтобы гость смог вдоволь насладиться небесной прогулкой. В досягаемых пределах только наши.

– Мне и одного достаточно, моя прекрасная шри. Но в этом вопросе нельзя ошибиться, потому я решил дать нам с тобой немного времени.

Лёгкая недоверчивая рябь, однако девушка ничего больше не говорит. Всё смотрит в окно.

– Куда ты хотела бы полететь? Специально для нас расчистили небо, – голос императора снова мягок. Возможно ли, что и у него зародилось какое-то чувство, симпатия? Он, конечно, не признается. Впрочем, не моего ума дело. Слежу за её аурой – но эмоции оставляют лишь лёгкие следы, всё быстро возвращается к спокойному синему цвету.

Ноэлия

– А потом? – спрашиваю на всякий случай. Хочется услышать, что отвезёт меня обратно, а не потащит куда-нибудь к себе. Снова страшно, отворачиваюсь к окну. Дух захватывает! Уши закладывает, живот подводит, но оно того стоит! Как же красиво всё смотрится отсюда сверху! Кольцо старого города, новая резиденция правительства – огромные территории по берегам Ситри, фантастический особняк для гостей Айо в глубине парка у самого залива. Солнечные лучи преломляются в облаках, врезаемся в одно из них, смеюсь от восторга и страха. Поднимаемся выше, так и хочется прыгнуть в эту пушистую массу, словно перину, и баловаться, биться подушками... Пытаюсь поймать странное промелькнувшее чувство, в пансионе мы никогда не бились подушками – у каждой девочки своя комната, и бегать друг к другу ночью строго-настрого запрещено.

– Если хочешь, можем сразу поехать ко мне. Подготовишься к церемонии представления.

– Представления? – пытаюсь вспомнить, что там за церемонии, никогда этим вопросом не интересовалась, всегда казалось, что уж меня-то в жизни не коснётся.

– Сначала тебя представят здесь как мою будущую супругу, – терпеливо объясняет Ал... то есть Иллариандр. По-моему, его всё это забавляет. Может, шутка такая? – Будет пышная церемония, практически свадьба – для всех тех, кому не суждено побывать на настоящей. Потом поедем в Айо. До завершения визита поживёшь во дворце... в смысле в том особняке, что нам выделен. В Хадраме пройдёт окончательная церемония, совмещённая с коронованием.

Коронованием?! В столице Айо?! Бред какой-то! Да с чего они вообще решили, будто из меня будет хорошая императрица, я же не знаю ничего?! Этому же, наверное, с рождения учиться нужно! Да и вообще, так говорит, будто всё уже решил. Никто же ничего не объявлял!

– Нет! – вырывается. – Я не хочу уезжать!

– Ммм... – Иллариандр улыбается неожиданно ласково. – Разве не поняла ещё? Ты моя избранница. Вообще-то я был уверен, что давно обо всём догадалась. Ты же ждала меня?

– Алекра ждала, – буркаю. – Из свиты императора.

– Тем ценнее, правда, Дарсаль? Я ей понравился даже без своего титула и положения.

– Но я не собиралась никуда ехать, – пытаюсь возразить.

– Ноэлия, – стальной взгляд, железный голос. – С этого дня ты не смеешь мне перечить. Ясно?

– Но... – теряюсь, не знаю, что сказать. В голове не укладывается!

– Ты должна отвечать «ясно, мой повелитель».

– Ты не мой повелитель, – отзываюсь быстрее, чем успеваю сообразить, кому это говорю.

– Скоро ты станешь моей женой, и я надеюсь, что не пожалею о своём выборе. Дарсаль останется с тобой, отныне он будет твоим личным охранником. Всегда и везде.

Бросаю взгляд на Стража, ужас какой! Неужели будет неотлучно следовать?

– Я не давала согласия! – возмущаюсь.

– Ноэлия, я отказов не принимаю, – произносит мягко, но тон буквально пробирает. – Женщина, избранная императором, едет с ним. Это закон. Не подозревал, что у кого-нибудь могут возникнуть возражения, – снова милая обезоруживающая улыбка. – Что тебя не устраивает?

Сообщать, что я его не люблю, как-то грубо... А что до чёртиков страшно – гордость не позволяет.

– Это всё слишком неожиданно... – бормочу.

– Привыкнешь.

– Мне нужно подумать... попрощаться... вещи собрать...

– У тебя будет всё необходимое.

– Но...

– Ноэлия, я отпущу тебя, конечно – и привыкнуть, и попрощаться. Но с одним условием: ты теперь моя невеста, и должна вести себя соответственно. Ведь ты же не хочешь, чтобы я нашёл другую императрицу?

Хочу, вообще-то. Но так он это говорит... звучит как угроза.

– Но я не невеста...

– Дай руку, – быстрее, чем успеваю сообразить, разворачивает к себе мою ладонь. – Дарсаль.

– Извините, моя госпожа, будет немного больно, – отвечает тот. Впервые слышу голос. Нормальный, человеческий, очень даже приятный. Смотрю с ужасом, понимаю, что ничего не смогу сделать.

feisovet.ru


Смотрите также